Рамон Деккерс: Я прекрасно понимаю, как не нравилось тайцам, что появился белый, который способен побеждать на их земле, но это должно было произойти и поделать тут нечего…

Журналист: Сколько точно боев вы провели?

Раймон Деккерс: 210. Это очень много. Из них 185 – профессиональных.

Журналист: Вы помните свой самый тяжелый бой?

Раймон Деккерс: Все встречи были непростыми. Каждый бой в Таиланде становился новым испытанием на силу тела и характера.

Журналист: Ваше мнение относительно боев MMA. Какая версия вам близка?

Раймон Деккерс: Признаюсь честно, я не очень хорошо знаком с MMA. Я всю жизнь занимался тайским боксом и кик-боксингом, поэтому смешанные поединки меня мало интересовали.

Журналист: На ваш взгляд, в чем главное отличие муайтай в Европе и Тайланде?

Раймон Деккерс: Европейцы – более универсальные бойцы. Мы можем боксировать и работать ногами. В Таиланде все иначе. Это совершенно другой стиль. Тайцы тренируются так, как тренировались их деды и прадеды. Там ничего не меняется.

Журналист: Вы планируете выступать?

Раймон Деккерс: Нет, нет и нет. Три месяца назад я провел последний бой. Я дерусь 25 лет – это чересчур долго…

Журналист: Пять лет назад на турнире “2HOT2HANDLE” вы тоже говорили об уходе “на пенсию”… Может и в этот раз все не так серьезно?

Раймон Деккерс: (смеется) Пять лет назад все было иначе. На тот момент я еще чувствовал потенциал. Я хотел драться. Сейчас, после серьезной травмы, я вряд ли смогу продолжить карьеру. В понедельник меня ожидает операция на ноге. Словом, я вырвался на интервью из-под ножа хирурга.

Журналист: Раймонд, еще раз благодарим вас за встречу. Если позволите, продолжу шутейным вопросом: вы с ног до головы покрыты татуировками. Сколько их на вас?

Раймон Деккерс: Даже не знаю. Каждый год делаю по одной “татушке”. Много…

Журналист: Не думали выкалывать имена побежденных соперников?

Раймон Деккерс: (смеется) Места бы не хватило…

Журналист: Вы – настоящий мастер кик-бокстинга и муайтай. Как вы оцениваете то, что демонстрируют в своих фильмах “звезды” боевиков: Ван Дамм и Чак Норрис?

Раймон Деккерс: Эти отличные актеры, но их нельзя называть настоящими бойцами.

Журналист: Ну а кто-нибудь другой их голливудских героев может претендовать на звание мастера единоборств?

Раймон Деккерс: Нет.

Журналист: Даже Олег Тактаров?

Раймон Деккерс: Это тот, кто играл в фильме “15 минут славы” с Робертом ДеНиро? К сожалению, не видел ни одного его боя, но как мне говорили, Тактаров был сильным файтером.

Журналист: Какое будущее, по-вашему, может ожидать боевые искусства?

Раймон Деккерс: Я убежден, что они будут становиться все лучше и лучше. Уровень бойцов будет постоянно расти, а сами стили продолжат совершенствоваться. Основным стимулом к этому послужат деньги, которые платят файтерам. Сейчас они несоизмеримо больше, чем в то время, когда начинал я.

Журналист: Какое место вы отвели для себя в этом светлом будущем?

Раймон Деккерс: Как уже было сказано, я больше не выступаю. Зал, в котором мы с вами находимся, принадлежит мне. Помимо этого я много преподаю и у меня большое количество последователей.

Необходимое отступление: к недвижимости в Голландии отношение несколько иное, нежели в Москве. Здания, подобные спортивному залу г-на Деккерса, стоят в Нидерландах баснословных денег. Не каждый богатый житель этой страны, коих совсем немало, в состоянии приобрести подобные площади и платить за них налоги. Поэтому сам факт владения залом уже говорит об очень многом.

Журналист: Если не секрет, сколько у вас учеников?

Раймон Деккерс: 10 тысяч… шучу, конечно, … примерно 150 человек.

Журналист: А эта симпатичная молодая девушка, которая наблюдает за нашим интервью – ваша ученица или, может быть, дочь?

Раймон Деккерс: Да, моя старшая дочурка. Очень талантливый боец, между прочим. Сильная девчонка! Хотела выступать по боям, но я запретил.

Журналист: Судя по всему, вы – не любитель женских драк?

Раймон Деккерс: Конечно, бой – это мужское дело. Женщинам здесь не место.